Идет он, цепляясь изорванным подолом плаща за осколки пустых городов. Шагает по усохшим трупам вековой давности, по разбитым дорогам, по заброшенным кладбищам и роддомам в полной тишине и темноте.

Время от времени, распахивает он полы своего плаща, чтобы пролился на брошенную землю тусклый свет из глубокого Космоса. Слабые отголоски песен снега и звезд, словно призраки наполняют пространство, мерцая в разбитых окнах, шевеля сухие ветви. Льется музыка из его перьев эфемерными нитями в пустоту.

Кррау поет, чтобы ты, заблудившийся в темноте, знал, куда идти.